25 янв. 2013 г.

14.12.2011 интервью с Клаусом Майне о ветре перемен

Солист Scorpions: вдохновение для Wind Of Change пришло из России


Песня Wind Of Change группы Scorpions во всем мире стала символом окончания холодной войны, падения Берлинской стены и гимном перестройки. Эту песню солист группы Клаус Майне сочинил в 1989 году, а ровно 20 лет назад — 14 декабря 1991 года — Михаил Горбачев пригласил Scorpions в Москву. О концерте в Кремле и о том, как появилась эта песня, в интервью РИА Новости рассказал Клаус Майне.

Песня Wind Of Change (Ветер перемен) немецкой группы Scorpions во всем мире стала символом окончания холодной войны, падения Берлинской стены и гимном перестройки. Эту песню солист группы Клаус Майне сочинил в 1989 году, а ровно 20 лет назад - 14 декабря 1991 года - последний генсек ЦК КПСС, президент СССР Михаил Горбачев пригласил Scorpions в Москву. О концерте в Кремле и о том, как появилась эта песня, в интервью корреспонденту РИА Новости Татьяне Фирсовой рассказал Клаус Майне.
- Господин Майне, Вы написали самую известную песню группы - Wind of Change. В 1991 году она заняла первое место в 11 европейских хит-парадах и стала самой популярной композицией в мире. Считаете ли Вы Wind of Change своей лучшей песней?

- Эту песню, наверное, можно назвать самым главным долгожителем из всех тех песен, которые я сочинил. Конечно, никто не мог предвидеть, что она будет иметь такое значение для такого количества людей на Востоке и Западе спустя столько лет. Для многих Wind of Change была неразрывно связана с окончанием холодной войны  и падением Берлинской стены, и я думаю, популярность этой песни связана, в том числе, с этим. Но об этом, конечно, не думаешь, когда сочиняешь. Ты просто следуешь своим чувствам, эмоциям. Тогда для нас это были впечатления от Советского Союза 1989 года и от Московского музыкального фестиваля мира (первый в СССР международный рок-фестиваль проходил в "Лужниках" - РИА Новости).
- Как Вы думаете, где эту песню любят больше - в России или Германии?
- Мне трудно судить. Но несколько лет назад зрители телеканала ZDF в Германии (крупный федеральный телеканал - РИА Новости) из многих других замечательных композиций выбрали Wind of Change песней столетия. А на каждом концерте в России во время исполнения этой песни я чувствую эмоции наших российских фанатов, для которых она связана с особенным моментом в их жизни.


- Как появилась эта песня?

- Я просто попытался выразить эмоции, которые мы пережили в Советском Союзе в 1988 и 1989 годах. Конечно, меня вдохновил и тот факт, что в 1988 году мы были первой немецкой группой, выступившей с концертами в Ленинграде. Будучи немецкой группой и учитывая германо-российское прошлое, мы тогда говорили, что наши родители пришли сюда с танками, а мы - с гитарами. То, что Scorpions уже в середине 80-х были очень популярны в России, и то, что мы могли там выступить, очень важный момент в истории нашей группы.
- Каковы были ваши впечатления от Москвы и Ленинграда конца 80-х?
- Тогда западной рок-группе вообще было очень трудно получить разрешение на выступление в Советском Союзе. Но один продюсер из Венгрии, у которого в Москве были хорошие связи, смог нам помочь. С политической точки зрения чувствовались определенные ограничения. Незадолго до нашего приезда были отменены наши шоу в Москве. Очевидно было, что возникли  большие сомнения относительно того, допустить Scorpions играть в Москве или нет. В итоге было решено так: хорошо, у них будет 10 выступлений в Ленинграде. Мы даже не могли себе этого представить.
Мы были потрясены тем, что для того, чтобы увидеть Scorpions, фанаты из Сибири по 20 часов и более ехали в поездах. И мы чувствовали, что были практически пионерами, ступающими на новую землю. Чувствовался  невероятный голод к западной музыке у русских фанатов.
Каждый вечер, 10 концертов подряд, 15 тысяч фанатов стояли перед сценой в сегодняшнем Санкт-Петербурге. Это было просто невероятно. Напряжение, вначале витавшее в воздухе, быстро рассеялось, и  чем дольше мы оставались в Ленинграде, тем сильнее  чувствовали, как исчезает дистанция не только между нами и фанатами, но и другими людьми. Я никогда не забуду, как в конце этих шоу ко мне в гримерку пришел директор зала и сказал: "Клаус, ты дал для нашей молодежи 10 концертов, и теперь я хочу спеть для тебя". И начал мне петь русские народные песни, а потом подарил спортивную медаль.
Нам удалось открыть сердца и сделать большой шаг вперед. Многие предрассудки, существовавшие против западной группы и, в особенности, против группы из Германии, исчезли, рассеялись в воздухе. Даже сотрудники службы безопасности - тогда это были солдаты Красной армии, которых поставили перед сценой, - стояли к ней не спиной, а лицом, и в конце бросали в воздух свои шапки и куртки и были единым целым с публикой.
- Как вы передвигались по Ленинграду, телохранители у вас были?
- Телохранители с нами были постоянно, некоторые - из числа сотрудников КГБ. Однажды вечером, когда мы ехали с концерта в гостиницу, машина застряла в снегу, ее буквально облепили сотни фанатов. Они хотели автографов, плакатов и тому подобных вещей. Мы не могли проехать дальше. Тогда приехали сотрудники КГБ, вытащили нас и доставили в отель.
Самостоятельно мы не могли сделать по улицам ни шагу. Мы и не знали куда - гостиница была на окраине. Мы ничего не видели в городе кроме дороги из отеля к концертному залу. А перед залом и перед гостиницей нас ждали по вечерам сотни фанатов.
- После этого успеха Scorpions пригласил к себе Горбачев. Как это было?
- Вначале мы не могли в это поверить. Когда в 1991 году песня Wind of Change стала международным хитом и мы записали в Голландии русскую версию, пришло приглашение от Горбачева. Мы были потрясены!

онечно, в конце 80-х мы знали, что в Кремле благодаря Михаилу Горбачеву, его политике гласности и перестройке очень многое изменилось. Не в последнюю очередь именно это стало причиной того, что в 1989 году Московский музыкальный фестиваль мира вообще состоялся. Уже там чувствовалось, что мир меняется на наших глазах и время холодной войны скоро пройдет. Но все равно нам было сложно представить, что мы и правда поедем в Кремль встречаться с Горбачевым. Тем не менее  в декабре 1991 года это действительно произошло, и нашу группу приняли в Кремле. Горбачев - выдающаяся и очень яркая личность. Они принимали нас вместе с Раисой Горбачевой. И не только для короткого рукопожатия или фото для прессы. Он почти час философствовал с нами на темы гласности и перестройки, мы немножко рассказали ему о мире рок-музыки. Я помню, что сказал ему: "Мы очень хорошо помним, как Никита Хрущев в 60-х годах в зале Генассамблеи ООН снял ботинок и стучал им по столу, а весь мир в ужасе замер. А теперь мы тут, в Кремле, в логове льва". А Горбачев сказал "Ну, разве это был не рок-н-ролл?"
- Вы пришли на встречу в костюмах и галстуках?
- Вовсе нет! Не было никакого предписания касательно одежды, для рок-музыкантов дресс-кода не существует. У нас там было небольшое выступление, мы исполнили для Горбачева Wind of Change. Многие годы спустя он сказал, что Scorpions были единственной группой, выступившей в кабинете советского партначальника.
- Вы говорите по-русски?
- К сожалению, нет. Когда мы выступаем в России, то часть песни я всегда пою по-русски - это уже стало традицией. Я до сих пор не знаю, хорош мой русский или плох. Но вроде он всех устраивает.

А спеть Wind of Change по-русски мы решили после того, как она стала популярной во всем мире. Сначала наш издатель сказал: "Клаус, нам нужна испанская версия для Южной Америки". А потом уже Рудольф Шенкер (гитарист и основатель группы - РИА Новости) сказал: "Клаус, вдохновение пришло из России. Ты должен записать эту песню на русском языке". Я ответил, что не знаю, смогу ли, потому что наверняка это очень трудно. Но потом мы все-таки ее перевели и записали в студии с помощью консультантов.
- Россия сильно изменилась с момента появления Wind of Change?
- Сегодня трудно представить, какими мы видели Москву и Ленинград в 1988 и 1989 годах. Серые города. Большие и величественные, но абсолютно серые. А сегодня Москва - один из самых дорогих городов мира. Замечательный город, настоящий плавильный котел и мировая метрополия, но также и город, открытый миру. То же самое касается и Санкт-Петербурга, замечательного города искусств.
Более 20 лет назад мы впервые были в Ленинграде, жили там две недели и почти ничего не видели. А теперь,когда  мы побывали там уже много раз,  у нас была возможность немного посмотреть город и прекрасные памятники искусства. Это великая культура и великолепные музеи и здания. То же самое касается и Москвы.
Думаю, что в следующем году мы снова будем стоять на сцене в России. Последний концерт был в прошлом году в "Олимпийском", и он был полон.

Комментариев нет:

Отправить комментарий